March 29th, 2020

lop

(no subject)

Оказывается, Крылов ещё в 2007 году написал под псевдонимом Михаил Харитонов пророческий рассказ Карантин.

Карантин

2017 год, 11 ноября. Слабийская Республика, г. Пьех, уездный центр.

– Короче, — завершил свою речь господин-товарищ Моче Грушович, рубя ладонью воздух. — Единая Партия поставила перед нами задачу — семьдесят три процента. И мы должны эту задачу выполнить. В противном случае будут приняты самые решительные… последствия, — вырулил Грушович фразу, после чего сошёл с трибуны.

Сидевший в первом ряду уездный голова, товарищ-господин Зудо Моркович брезгливо поморщился. Он был функционером старой школы и помнил, как надо делать дела. Перед активом нельзя ставить конкретных задач: это означает брать на себя ответственность, тем самым подставляя старших товарищей. Конкретные задачи нужно обсуждать в личном разговоре с ответственным лицом, причём не прямо, а намёками. Скажем, так: «Задача стоит серьёзная. Там наверху считают, что процент брака у вас слишком высокий. Вообще, брак больше двадцати процентов — это абсолютно неприемлемо. Двадцать процентов — тоже неприемлемо. Нужно, чтобы все поняли — Партия больше не допустит срыва политического процесса. Все чтобы поняли и осознали: время развала прошло, наступило время порядка. Тридцать процентов брака — это не порядок. Двадцать девять — тоже. Ну, дальше сами думайте». Вот так должен был бы поговорить Грушович с Морковичем. А вот он, Моркович, уже должен орать на актив: «Восемьдесять пять процентов! Восемьдесят три, ёрш твою медь, как хотите, так и делайте, но чтобы было восемьдесят процентов! За семьдесят девять буду вешать! Или нас всех утопят в параше и правильно сделают! За каждый недополученный процент с нас сдерут по шкуре, и будут совершенно правы! Потому что работать надо, работать, мля, с людьми, а не задницы греть…» Ну и так далее, в традиционном стиле начальственной распеканции… Это он умел, более того — любил.

Тем не менее, задача была поставлена, и поставлена достаточно чётко. Единая Партия требует семьдесят три процента. Это абсолютно нереальная цифра, не просто нереальная, а именно что нереальная абсолютно. Четырнадцатый уезд даже в самые лучшие годы — когда вся страна буквально молилась на нового Протектора — не давал больше пятидесяти процентов. Когда же всё пошло по старой колее, процент неуклонно снижался, пока не упёрся в нижнюю планку, удерживаемую за счёт обычных способов… С другой стороны, никто ничего от Четырнадцатого уезда и не ждал. Какие бы цифры там наверху не рисовали, а Четырнадцатый уезд есть Четырнадцатый уезд. Слабацкое население в нём зашкаливает за восемьдесят процентов, несмотря на все усилия по мультикультуризации. Но, в конце концов, это же регион-донор. В отличие от соседних национальных протекторатов, которые успешно дают проценты, но из госказны сосут, как голодные пиявки. Кто-то же должен давать средства в казну — хотя бы на то, чтобы кормить те же протектораты. Кто-то работает, а кто-то обеспечивает стабильность. На этом естественном симбиозе построена наша уникальная государственность, так всегда было, и при императоре, и в составе союза, и сейчас…

Ну да ладно, привычно подумалось Морковичу. Если Грушович даст ему достаточно средств и полномочий, можно будет вытянуть процентов тридцать, ну тридцать пять. За полтинник, если получится, ему должны памятник поставить. Конечно, вместо памятника будут неприятные объяснения в высоких кабинетах, но это его работа. Собачья работа, если честно.

Collapse )
promo una_ragazza_o may 4, 2019 05:23 10
Buy for 10 tokens
Начинаю понимать, как появлялись приметы. Хотите верьте, хотите - нет, но вчера я окончательно упаковала всю тёплую одежду и обувь и убрала в кладовку. Конечно же, на следующий день повалил снег, град, начался ураган и температура опустилась до 2 градусов тепла. Который раз уже такая фигня…